Четвер, 05 листопада 2020 10:25

Чугуєвець Павло. М.Ф. Бабичев, автор малоросійських п'єс і засновник театру в Сумах (Із історії сумського театру) [1882 р.]

Павло Чугуєвець
Чугуєвець Павло. М.Ф. Бабичев, автор малоросійських п'єс і засновник театру в Сумах (Із історії сумського театру) [1882 р.]

Печальна історія в харківській газеті "Южный край" (1882. № 570 (4 вересня). С. 1) про долю першого стаціонарного сумського театру та його засновника Михайла Бабича.

Михаил Федорович Бабичев – личность интересная и типичная. Лет до 30-ти он быль просто мелким торговцем, бедным сумским мещанином, который разъезжал с «железным товаром», состоявшим обыкновенно, из старых вещей, по сельским ярмаркам... Вдруг на Михаила Федоровича «нашла линия», как он мне говорил: обуяла страсть к сцене, обуяла до умопомрачения. И вот, полуграмотный «крамарь» распродает свои пожитки и строит в Сумах деревянное, теплое помещение для театра...

До этого времени актеры, иногда приезжавшие в Сумы (из Ромен, Полтавы и даже Севастополя), играли то в сарае, принадлежавшем, уже несуществующему миллионеру, помещику Д. И. Кондратьеву, – то в какой-нибудь пустой лавке. Так было в пятидесятых и шестидесятых годах. Кажется, в 1860-м году в пустом номере торгового ряда, под домом Клетенковой, дала несколько представлений какая-то странствующая актриса совместно с одним актером и одним любителем. Она играла 2-е действие «Ревизора» и некоторые сцены из прочих действий, причем сама исполняла роли Хлестакова, городничего и Бобчинского, а ее товарищ изображали Осипа, Пошлепкину и Землянику. К сожалению, не помню фамилии этой актрисы, но знаю, что она перебывала почти во всех маленьких городах России, особенно на юге. Ее компаньон выклеивал детские игрушки из картона и навязывал покупателям билетов. В сарае Д. И. Кондратьева давала представленья, между прочими, труппа знаменитого когда-то южно-русского антрепренера, актера и сочинителя мелких пьес и куплетов, Данька-Жураховского. У Жураховского были свои собственный громадный театр в Севастополе, с квартирами для актеров. Во время осады Севастополя союзными войсками этот театр сгорел (Д. Жураховский получили медаль за Крымскую кампанию от покойного Императора Николая Павловича).

В Сумах обыкновенно бывало пропасть публики на представлениях актеров, даже – на представлениях вышеупомянутой артистки. Когда Бабич (так земляки Михаила Федоровича называли его) выстроил театр, начались правильные наезды организованных трупп. В состав некоторых из них входили Н. X. Рыбаков, известный трагик, А. II. Толченов, ныне резонер на петербургских клубных сценах (переводчик французской комедии «Честная Женщина»), Горев, артист Императорских театров (в Сумах он играл под фамилией Васильева)...

Постоянное ли сношение с актерами или что-либо другое, – не беремся разрешить, – произвело на Бабича такое действие, что внезапно на него напала охота писать «театральные пьесы». И вот, из под пера крамаря выходит на свет: «Гусар или интересная мысль». Трагедия или малороссийская комедия в 5 д., с эпилогом и прологом, соч. М. Ф. Бабича. Пьеса была «одобрена цензурным комитетом к представлению». Когда я увидал Михаила Федоровича стоящим близь театра и на всю улицу декламирующим свою «трагедию или малороссийскую комедию», я счел его за сумасшедшего. Глаза метали искры... Доселе маленькая, скромненькая фигурка его с косым глазом – приняла героическую, вызывающую позу. Точь в точь Гоголевский Поприщин, восклицающий «сегодняшний день есть день величайшего торжества!»

И действительно, это был роковой момент в жизни Бабича: с этих пор он сделался не узнаваем. Он перестал «персонально» разливать по рюмкам водку в своем театральном буфете. Прежде он никогда не осмеливался «подавать руку», теперь же держал ее «на готове»... Но что произошло с Михаилом Федоровичем после того, как он сам сыграл роль «Гусара» в своей трагедии, я и сказать не сумею! На афишке громадным шрифтом значилось: «роль Гусара исполнит сам автор М. Ф. Бабич»; гусарский мундир нарочно быль заказан в Харькове. Помою, как рано утром, в день спектакля, Михаил Федорович привез ко мне афишку. Он приехал «на фаэтоне», чего до сих пор никогда пе делал; вскочил в комнату – смотрю, рукав в лайковой (а не нитяной) белой перчатке. Бабич хотел заговорить, но вдруг у него брызнули слезы из глаз, – и он бросился целовать меня. Над ним весь город смеялся самым плоским, грубо-циничным образом за его «театроманию». Я, в числе немногих, всегда говорил с ним серьезно об его страсти. Вот почему он и разыграл со мной мелодраматическую сцену. Публики на спектакле было – видимо-невидимо. Кто от роду и мимо театра не ходил, пошел смотреть Бабича в «Гусаре». В городе никогда не бывало такого шума и гама, как в этот памятный день спектакля «с Бабичем». Бросали на сцену, в физиономию Бабича и букеты, и соленые огурцы. «Наш драматург» благодарил за все специальным экспромтом. Раза два даже выскакивал из за опускавшегося занавеса, н все шаркал ногой по гусарски.

Вскоре затем появились: «Набойщики, або знайшов батька в сундуці, комедия в 2-хъ актах». Кроме пьес Бабич написал еще несколько рассказов из малорусского быта. Не пил, не ел, – а все сочинял для театра, или мечтал о театре. «Совсем сдурел», – жаловались его близкие. Так жил «сумской драматург» лет десять. В его театре переиграло много и заправских актеров, и «любителей», ибо театр, снаружи похожий на летучую мышь, внутри был и тепел, и удобен. Дохода от него Михаил Федорович получал не меньше, чем от своей, прежней торговли.

Но не долго наслаждался Бабич «поэтическою» жизнью. Злую шутку сыграла с «поэтом» городская управа. Михаил Федорович, сущий простак, выстроил театр на земле, принадлежавшей городу, не имея никакого юридического основания на владение ею. В один прекрасный день управа решила разломать театр, так как ей понадобилась земля, находившаяся под ним. Это постановление имело два результата: в Сумах и до сих пор нет зимнего театра, а несчастный «драматург» был так поражен «резолюцией», что умер с горя. Не даром все твердил: «не будет театра – не будет меня». Прибежал Бабич, рано утром, на место ломки своего театра, вскрикнул что-то «драматическое», залился кровью, хлынувшею горлом, и на третий день скончался. Последними словами его были: «Мои пьесы... Мой театр». Умер Михаил Федорович в конце 70-х годов. Вместе с ним исчезли с лица земли и его сочинения.

Павел Чугуевец.

 

 

 

Новини

В Києві презентували віртуальний некрополь української еміграції

24-11-2020

Сьогодні в Україні з’явилась геоінформаційна система, що збирає, класифікує та оприлюднює інформацію про поховання українських емігрантів. Проєкт презентував Український інститут національної...

Відзначення Конотопського краєзнавчого музею ім. О.М.Лазаревського

16-10-2020

Президія Національної спілки краєзнавців України з нагоди 120-річчя створення установи відзначила колектив Конотопського краєзнавчого музею ім. О.М.Лазаревського за активну науково-дослідницьку...

Презентація книги історика В.Оліцького “Калнишева слава не вмре, не загине” [Відео]

13-10-2020

09.10.2020 у конгрес-центрі СумДУ відбулася презентація книги сумського історика В.О.Оліцького “Калнишева слава не вмре, не загине”. У заході взяли участь...

Презентація книги Віктора Рога

28-09-2020

Шановні друзі, 2 жовтня, у п'ятницю, о 16:00 в Конгрес-центрі СумДУ (зала "Нью-Йорк") відбудеться презентація книги Віктора Рога "Пробудження". За...

Книга про Лохвицю Анни Коршунової

08-09-2020

Новим здобутком відомої української письменниці стала історична книга для дітей про м.Лохвиця. "Ось вона, нова книжка про ще одне українське місто...